Преимущественное место проживания

Регистрация по месту жительства и по месту пребывания

Преимущественное место проживания

Нормотворчество государственных институтов России на федеральном и региональном уровнях осуществляется с целью улучшения обыденной жизни граждан государства, реализации прав граждан. Одновременно бездумное нормотворчество усложняет процедуры реализации прав и свобод, нередко даже перекрывает их реализацию вообще.

После отмены разрешительного порядка определения места жительства (прописки), действовавшего ранее в российской административно-юридической практике, одновременно с введением в действие уведомительного порядка регистрации по избранному месту жительства в российском законодательстве образовался пробел.

Полагаем, законодатель не имеет однозначного мнения по этому вопросу, а неоднозначное определение места жительства граждан негативно отражается на правоприменительной практике, ограничивает правоспособность физических лиц, усложняет толкование и применение гражданского, административного, семейного, избирательного, жилищного права.

Часть 1 статьи 20 Гражданского кодекса РФ, определяя термин “место жительства”, указывает, что “местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает”. Понятие “проживание” дано в статье 3 Федерального закона “О гражданстве РФ”, в котором оно определяется как проживание лица на законном основании на территории РФ или за ее пределами.

Что касается понятия “место жительства”, то Конституция России место жительства физического лица как бы подразделяет на две категории: постоянное место жительства и место пребывания (ст. 27, ч. 1, Конституции РФ). Однако статья 20 ГК РФ четко определяет, что местом жительства признается место постоянного или преимущественного проживания.

Следовательно, ГК РФ говорит о месте жительства, но не о месте пребывания.

В части 1 статьи 150 ГК РФ употребляются понятия “право свободного передвижения”, “выбор места пребывания и жительства”. Определения понятия “место пребывания” в ГК РФ нет. Также не раскрывается смысл термина “постоянное и преимущественное проживание”.

Установление постоянного или преимущественного проживания лица должно осуществляться по временной схеме, т.е. лицо должно проживать по данному адресу либо всегда, либо срок его проживания по данному адресу должен превышать срок его проживания в любом другом месте в течение его жизни.

Закон РФ “О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ” от 25 июня 1993 года определяет место жительства так: жилые дома, квартиры, служебные помещения, иные жилые помещения, в которых гражданин проживает постоянно либо преимущественно в качестве собственника, по договору найма, договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством РФ. Местом пребывания Закон называет гостиницы, санатории, больницы, другие подобные учреждения, а также жилые помещения, являющиеся местом жительства граждан, где он проживает временно. Таким образом, место пребывания подгоняется под место жительства, и их конкретизация идет по объекту нахождения, т.е. ставится в зависимость от помещения, о месте проживания в котором лицо обязано уведомить государство.

Законодательный казус, считаем, проявляется в том, что Конституция предполагает свободу передвижения гражданина как основной элемент его прав и свобод, не увязывая их с моментом возникновения, изменения и прекращения каких-либо правовых аспектов, связанных с гражданином, а законы и нормативные правовые акты напрямую увязывают место жительства гражданина в качестве основного составного элемента содержания его прав и обязанностей.

Налоговый Кодекс РФ (ст. 11) определяет место жительства как адрес, по которому физическое лицо зарегистрировано по месту жительства.

На наш взгляд, регистрация (и по месту жительства, и по месту пребывания) является существенным условием возникновения одного из элементов правоотношения. Полагаем, что понятия “место жительства” и “место пребывания” в законодательстве следует разграничивать не по месту нахождения гражданина, а по объему правового содержания субъекта.

Местом жительства гражданина следует считать место его регистрации (в том числе и по месту пребывания, как определяющей реализацию его правоотношений на определенный установленный срок), с которым гражданин связывает основание возникновения своих прав и обязанностей, вытекающих из нормативно-правовых актов, непосредственно предусматривающих данное условие.

Интересна, к примеру, законодательная ситуация при предоставлении субсидий в разных категориях жилья, а также нанимателям, имеющим в числе зарегистрированных по месту жительства лиц, временно выбывших, т.е. могущих иметь регистрацию по месту пребывания.

Жилищный кодекс РФ в части 3 статьи 159 устанавливает возможность “предоставления органом местного самоуправления или управомоченным им учреждением субсидий гражданам на основании их заявления с учетом постоянно проживающих совместно с ними членов их семей”.

Кодекс определяет условие получения субсидий – постоянное совместное проживание, но не определяет механизм, доказывающий (подтверждающий) факт проживания. Согласно ч. 4 ст.

1 Правил предоставления субсидий на оплату жилого помещения и коммунальных услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ N 761 от 14 декабря 2005 года, “субсидии предоставляются гражданам… с учетом постоянно проживающих с ними членов их семей”.

Правила, называя непременным условием постоянное проживание, не указывают, как это постоянное проживание (либо в обратном случае непроживание) доказывается, устанавливается.

Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 13 июля 2000 года N 185-О место жительства гражданина может быть установлено судом на основе различных юридических фактов, не обязательно связанных с его регистрацией компетентными органами (например, подтверждаемых договором найма с собственником жилого помещения, актом о вселении). Определение Верховного Суда РФ от 22 июня 2005 года (дело N 93-Г05-7) указывает, что регистрация не входит в понятие “место жительства” и является лишь одним из обстоятельств, отражающих факт нахождения гражданина по месту жительства или пребывания. Отсутствие регистрации не исключает возможность установления места жительства гражданина на основе других данных, не обязательно исходящих от органов регистрационного учета.

В Определении Конституционного Суда РФ от 16 октября 2003 года N 334-О регистрация определяется лишь предусмотренным Законом РФ “О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ” способом учета граждан в пределах РФ, носящим уведомительный характер и отражающим факт нахождения гражданина по месту пребывания и жительства: то есть факт нахождения гражданина по месту пребывания и жительства устанавливается (подтверждается) не только регистрацией.

Закон РФ “О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ” 1993 г.

устанавливает, что “в соответствии с Конституцией РФ и международными актами о правах человека каждый гражданин РФ имеет право на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ” (ст. 1, абзац 1). Данная норма, провозглашая свободу передвижения граждан, устанавливает, как и норма ст.

3 указанного Закона, что “в целях обеспечения необходимых условий для реализации гражданином РФ его прав и свобод, а также исполнения им обязанностей перед другими гражданами, государством и обществом вводится регистрационный учет граждан РФ по месту пребывания и по месту жительства в пределах РФ.

Регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан”.

Целью существования регистрирующей процедуры является реализация прав и свобод гражданина по месту пребывания и жительства, а наличие или отсутствие факта регистрации не могут служить основанием для ограничения прав граждан. Существующие процедуры получения жилищных субсидий определяют регистрацию по месту пребывания как один из видов доказательств в суде фактического места проживания.

Законодательные казусы определения прав граждан, связанные с местом регистрации и местом жительства, возникают не только в жилищном праве, но также и в избирательном.

Гражданин РФ, проходивший военную службу в г. Мирный Архангельской области (регистрация по месту жительства – г. Рязань), имевший регистрацию по месту пребывания в Мирном, был, вследствие отсутствия регистрации по месту жительства, лишен активного избирательного права и не был включен в списки избирателей.

Суд, в который поступило обращение, проанализировав нормы Правил регистрации и снятия граждан РФ с регистрационного учета по месту жительства в пределах РФ и перечень должностных лиц, ответственных за регистрацию, установил, что в паспорте гражданина РФ органами регистрационного учета проставляется отметка о регистрации по месту жительства, отметка же о регистрации по месту пребывания в паспорте либо ином документе, его заменяющем, не проставляется, а выдается свидетельство о регистрации по месту пребывания. Данное свидетельство о регистрации по месту пребывания не является документом, заменяющим паспорт, при этом отметка о регистрации по месту жительства в паспорте либо ином заменяющем его документе сохраняется.

Судом в решении по указанному делу был сделан обоснованный нормами права вывод о том, что граждане, место жительства которых, по данным регистрационного учета, расположено не на территории соответствующего избирательного округа по месту пребывания и имеющие регистрацию по месту жительства за пределами избирательного округа, не обладают активным избирательным правом на участие в муниципальных выборах в том избирательном округе, где они не имеют регистрации по месту жительства, а зарегистрированы лишь по месту пребывания. Право на активное участие жителей (избирателей) в региональных и федеральных выборах может быть осуществлено посредством получения открепительного удостоверения, где имеется отметка о наличии регистрации по месту жительства, при наличии при этом регистрации по месту пребывания.

В избирательном законодательстве и его применении также заметен отпечаток неясности при определении сущности регистрации по месту жительства и пребывания при информационном освещении пассивного избирательного права, что проявилось, например, на выборах главы муниципального образования (того же г.

Мирный), где один из кандидатов обратился с заявлением о внесении изменений в избирательный бюллетень, потребовав указать местом его жительства г. Мирный Архангельской области.

Кандидат потребовал признать незаконным и отменить постановление территориальной избирательной комиссии в части размещения на информационном стенде данных о предоставлении им якобы недостоверных сведений об адресе места жительства. Свои требования кандидат обосновывал тем, что в представленных в ТИК документах указал свое место жительства как “г.

Мирный Архангельской области”, где постоянно проживает. Он также представил сведения о том, что зарегистрирован по месту жительства в Московской области, где имеет квартиру на праве собственности, в которой он не проживает и не проживал.

Суд указал, что то обстоятельство, что кандидат зарегистрирован по месту пребывания в г. Мирный, свидетельствует о его волеизъявлении при выборе им места жительства и подтверждает тот факт, что в г.

Мирный он проживает временно, а его постоянным местом жительства является Московская область, что следует из данных регистрационного учета, содержащихся в паспорте кандидата.

При таких обстоятельствах указание в качестве места жительства Московской области судом признано правомерным, хотя Определение Верховного Суда говорит о том, что регистрация является лишь одним из доказательств определения места жительства.

Так, практика законодательных казусов говорит о необходимости решения вопроса о наличии активного избирательного права на муниципальных выборах у лиц, не имеющих регистрации по месту жительства на территории муниципального образования, а также необходимость разграничения понятий “место жительства” и “место пребывания” и определения их применимости в сфере избирательных правоотношений.

Анализируя законодательство РФ в сфере регистрации граждан (физических лиц) по месту пребывания или проживания, считаем, что процедуры и нормы регистрации не основаны на законе, законодательство в данной сфере не доработано.

Осуществляющие регистрацию органы власти, их компетенция не могут подвергаться сомнению, а невыполнение возложенных на органы власти функций относится к компетенции административного (КоАП РФ) регулирования, а не жилищного (ЖК РФ) или избирательного права.

Лишение гражданина РФ прав и свобод является нарушением его конституционных прав. Конституция РФ регламентирует права и свободы человека как высшую ценность.

Существующие несовершенные системы регистрации, получения субсидий, избирательных прав, полагаем, нередко способствуют лишению человека возможной государственной помощи, способствуют нарушению его прав.

Необходимо внести изменения в нормативные правовые акты, касающиеся вопросов определения понятий института регистрации, дополнений в Жилищный кодекс РФ, нормативные правовые акты по вопросу предоставления субсидий, определив, что регистрация по месту пребывания напрямую доказывает факт проживания и подтверждает права и обязанности гражданина, имеющего регистрацию по месту жительства. Данное обстоятельство будет соответствовать, в частности, статье 3 Закона РФ “О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ” от 25 июня 1993 года, Конституции РФ, устанавливающей высшей ценностью права и свободы человека в РФ, признающей соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина обязанностью государства.

Читайте ещё по этой теме:

Авторы: Калинин Б.Ю., Хрыков В.П.

Источник: https://www.kmcon.ru/articles/jurist1_2696.html

Статья 20. Место жительства гражданина

Преимущественное место проживания

1. Местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. Гражданин, сообщивший кредиторам, а также другим лицам сведения об ином месте своего жительства, несет риск вызванных этим последствий.

2. Местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов.

Комментарий к Ст. 20 ГК РФ

1. В соответствии со ст. 27 Конституции РФ каждый, кто на законных основаниях находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.

При этом данное право, как и иные конституционные права и свободы человека и гражданина, согласно ч. 3 ст.

55 Конституции РФ может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях:

— защиты основ конституционного строя;

— защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц;

— обеспечения обороны и безопасности государства.

Цели, по которым могут быть ограничены гражданские и жилищные права граждан, «продублированы» в абз. 2 п. 2 ст. 1 Гражданского кодекса РФ и ч. 3 ст. 1 ЖК РФ.

2. Комментируемая статья посвящена месту жительства гражданина.

В соответствии с ней «местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает», а «местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов».

В свою очередь, ЖК РФ в ч. 4 ст. 1 указывает на то, что граждане, законно находящиеся на территории Российской Федерации, имеют право свободного выбора жилых помещений для проживания в качестве собственников, нанимателей или на иных основаниях, предусмотренных законодательством.

Закон РФ от 25 июня 1993 г.

N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (далее — Закон о праве граждан на свободу передвижения) конкретизирует содержание понятия «место жительства» и устанавливает, что местом жительства являются: жилой дом, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и др.), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма) либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

———————————
Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ (далее — Ведомости СНД и ВС). 1993. N 32. Ст. 1227.

Чаще всего определить место, где гражданин постоянно проживает, достаточно просто. С некоторой степенью условности можно сказать, что это то место, где гражданин проживает всегда. Гораздо сложнее определить место жительства, если гражданин живет в разных местах. В этом случае требуется определить то место, где он проживает чаще всего (преимущественно).

Место жительства следует отличать от места пребывания. Под последним обычно разумеется гостиница, санаторий, пансионат, дом отдыха и т.п. В таких ситуациях все достаточно просто — понятно, что гражданин не может постоянно проживать в профилактории или в охотничьем домике (если, конечно, ему не предоставлено служебное жилье в этих объектах).

Есть, однако, и более сложные ситуации, когда гражданин где-либо длительное время проживает и тем не менее местом жительства место его пребывания не считается. Так, местом жительства военнослужащих срочной службы признается то место, где они постоянно проживали до призыва.

Местом жительства лиц, обучающихся в высших учебных заведениях, средних специальных учебных заведениях, учебных заведениях системы профессионально-технического образования и т.п., находящихся не в том месте, где граждане проживали до поступления в соответствующее учреждение, по общему правилу считается то место, из которого они прибыли.

Местом жительства лиц, находящихся в следственных изоляторах, местах лишения свободы и т.п., считается то место, где они постоянно проживали до взятия под стражу.

3. С местом жительства гражданское и другое законодательство связывает вопросы исполнения обязательств, открытия наследства, подачу ряда исковых заявлений, получение пенсий и т.д. и т.п.

При этом в отличие от правовой ситуации до принятия Конституции РФ 1993 г.

отечественная правовая система менее жестко привязывает осуществление гражданских прав и исполнение гражданских обязанностей к административному прикреплению граждан к определенному жилому помещению (прописке).

Вплоть до недавнего времени действовали многочисленные подзаконные акты, регулирующие пресловутую прописку.

Закон о праве граждан на свободу передвижения вместо прописки ввел регистрационный учет граждан России.

При этом важно подчеркнуть, что данный Закон указывает на то, что регистрация или отсутствие таковой не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан.

Нормативные правовые акты и, соответственно, судебная практика почти всегда связывали право граждан на проживание в жилом помещении с пропиской. По данному вопросу было дано соответствующее разъяснение в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 3 апреля 1987 г.

N 2 «О практике применения судами жилищного законодательства» (п. 7) . Однако с принятием Закона о праве граждан на свободу передвижения и Конституции РФ 1993 г. норма, содержащаяся в ч. 1 ст. 54 ЖК РСФСР, вступила в противоречие с указанными актами и, как следствие, признана Конституционным Судом РФ неконституционной.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 3-П «По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Н. Ситаловой» указано, в частности, что поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданки Л.Н.

Ситаловой на нарушение ее конституционного права на жилище примененными судом в ее деле нормами ЖК РСФСР.

———————————
См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М.: СПАРК, 1995. С. 171.

Собрание законодательства РФ. 1995. N 18. Ст. 1708.

По делу было установлено, что гражданка Л.Н. Ситалова в течение пяти лет находилась в фактических брачных отношениях с гражданином В.Н. Кадеркиным и проживала в его квартире, оставаясь прописанной в другом жилом помещении. После смерти родителей В.Н. Кадеркина она поставила вопрос о прописке в его квартире, на что согласия не получила.

В жалобе был поставлен вопрос о нарушении ч. 1 ст. 40 Конституции РФ, согласно которой каждый гражданин имеет право на жилище и никто не может быть произвольно лишен такового.

Законодатель, осуществляя регулирование этого конституционного права, обязан был следовать требованию ч. 2 ст. 55 Конституции РФ о недопустимости ущемления законами прав и свобод человека и гражданина.

Это имело непосредственное отношение к установленному в ЖК РСФСР порядку вселения в жилое помещение.

Положение ч. 1 ст. 54 ЖК РСФСР о праве нанимателя на вселение других граждан в занимаемое им жилое помещение «в установленном порядке» носило бланкетный характер.

Неопределенность юридического содержания данного положения не позволяла ответить на вопрос о том, какой орган и каким актом должен устанавливать этот порядок, и порождала произвольное понимание того, что оно означало по своему существу.

Отсутствие указания на вид нормативного акта, который должен устанавливать порядок вселения в жилое помещение, позволяет законодательным и исполнительным органам государственной власти различных субъектов Российской Федерации устанавливать такой порядок по собственному усмотрению, что может привести к нарушению конституционного права граждан на жилище и произвольному лишению их жилья.

Противоречива была также и судебная практика применения ч. 1 ст. 54 Жилищного кодекса РСФСР. При юридически сходных обстоятельствах дела указанной категории разрешались судами по-разному, что влекло неодинаковые правовые последствия для граждан.

Из Конституции РФ и Закона о праве граждан на свободу передвижения следует, что регистрация, заменившая институт прописки, или отсутствие таковой не может служить основанием ограничения либо условием реализации прав и свобод граждан (ст. 3 Закона), в том числе права на жилище.

Однако до настоящего времени «установленный порядок», определяющий процедуру вселения в жилое помещение, понимался в правоприменительной практике исключительно как соблюдение положений о прописке, что имело место и при разрешении дела гражданки Л.Н. Ситаловой (со ссылкой на ч. ч. 1 и 2 ст.

54 ЖК РСФСР).

Таким образом, положение ч. 1 ст. 54 ЖК РСФСР, как в его буквальном истолковании, так и в том смысле, который ему придавался сложившейся правоприменительной практикой, приводило к нарушению ст. ст. 18, 19 (ч. 1) Конституции РФ, а также основных прав и свобод граждан, предусмотренных ст. ст.

27, 40 (ч. 1) Конституции РФ, и не согласовывалось с основаниями и условиями их ограничения, закрепленными в ст. 55 (ч. ч. 2 и 3) Конституции РФ. Вместе с тем ч. 2 ст.

54 ЖК РСФСР, определяя условия приобретения равных прав на пользование жилым помещением, не противоречила указанным конституционным нормам .

———————————
См. также Постановление Конституционного Суда РФ от 4 апреля 1996 г. N 9-П «По делу о проверке конституционности ряда нормативных актов города Москвы и Московской области, Ставропольского края, Воронежской области и города Воронежа, регламентирующих порядок регистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в названные регионы» // Российская газета. 17.04.1996. N 73.

Уже после вынесения Конституционным Судом РФ названного выше решения Правительство РФ приняло Постановление от 17 июля 1995 г.

N 713 «Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию» , а Министерство внутренних дел РФ утвердило соответствующую Инструкцию , в которых конкретизируются нормы Закона о праве граждан на свободу передвижения.

Однако с сожалением приходится отметить, что еще преждевременно говорить об окончательном «уходе» прописки из нашей жизни. Еще действуют региональные документы, которыми местные власти пытаются регулировать прописку вопреки Конституции РФ и другим указанным выше актам.

———————————
Собрание законодательства РФ. 1995. N 30. Ст. 2939.

Инструкция о применении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации (утв. Приказом Министра внутренних дел РФ от 23 октября 1995 г. N 393, зарегистрирована в Министерстве юстиции РФ 16 ноября 1995 г. N 980) // Российские вести. 07.12.1995. N 223.

4. Все сказанное о правилах комментируемой статьи главным образом относится к должному. Как это часто бывает, сущее не соответствует должному. В большинстве случаев на практике в качестве места жительства гражданина признается место регистрации. И отнюдь не только в силу юридической неграмотности, правового нигилизма и т.п.

Суд, изучив обстоятельства конкретного дела, может констатировать, что гражданин постоянно или преимущественно проживает (проживал) в определенном месте. Но как быть при принятии на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях (ст. 52 ЖК)? Как поступать нотариусу при определении места открытия наследства, т.е.

последнего места жительства наследодателя? Практически в таких и множестве иных ситуаций не остается ничего другого, кроме как считать, что местом жительства гражданина является место регистрации. Не случайно, к примеру, в нотариальной практике в качестве подтверждения факта места открытия наследства, т.е.

места последнего постоянного жительства наследодателя, принимаются следующие документы:

— справка жилищно-эксплуатационной организации о регистрации гражданина по месту его жительства;

— справка органа местного самоуправления аналогичного содержания;

— справка с места работы умершего о месте его жительства;

— справка адресного бюро о регистрации гражданина по месту его жительства;

— справка жилищного либо жилищно-строительного кооператива;

— выписка из домовой книги;

— справка рай(гор)военкомата о том, где проживал гражданин до призыва на воинскую службу;

— справка органа социальной защиты населения о том, по какому адресу доставлялась пенсия наследодателю .

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Монография Б.М. Гонгало, Т.И. Зайцевой, П.В. Крашенинникова, Е.Ю. Юшковой, В.В. Яркова «Настольная книга нотариуса» (В двух томах) (том II) включена в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2004 (издание 2-е, исправленное и дополненное).

См.: Настольная книга нотариуса: Учебно-методическое пособие. В 2 т. 2-е изд., испр. и доп. М.: БЕК, 2003. С. 198.

В случае сомнений, при наличии спора установление факта места открытия наследства, т.е. последнего места жительства наследодателя, может быть произведено в судебном порядке по правилам установления фактов, имеющих юридическое значение (ст. ст. 264 — 268 ГПК РФ) .

Источник: http://stGKRF.ru/20

Проблемы определения территориальной подсудности в гражданском процессе

Преимущественное место проживания

а. Правило определения территориальной подсудности в гражданском процессе.

Согласно общему правилу территориальной подсудности, закрепленному в ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика, а иск к организации – в суд по месту нахождения организации-ответчика.

На первый взгляд всё понятно: если знаешь, где проживает ответчик-гражданин или находится головной офис организации, то необходимо обращаться в тот суд, который «обслуживает» соответствующий адрес.

В отношении юридических лиц ситуация достаточно ясна. В соответствии с п. 2 ст. 54 Гражданского кодекса место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации на территории РФ. Сведения об адресе регистрации юридических лиц являются открытыми, и любой, кто имеет выход в интернет, может найти их в ЕГРЮЛ на сайте ФНС.

Однако в случае с физическими лицами всё не так просто. Сведения о месте жительства ответчика-гражданина являются частью персональных данных, и не могут публиковаться без его согласия. Стоит признать, что далеко не у каждого истца на момент предъявления иска есть твердая уверенность в том, где на самом деле проживает ответчик.

А если такая уверенность всё же есть, то это ещё не будет гарантией того, что иск подан по правилам территориальной подсудности. Вы можете достоверно знать, где живет ответчик, куда ходит на работу, каков метраж его квартиры и даже, сколько денег он платит за коммунальные услуги.

Однако суд всё равно может не принять иск либо после принятия передать его в другой суд.

б. Место жительства гражданина: определение понятия в законодательстве и толкование в судебной практике

Проблема заключается в определении того, что, в соответствии с российским законодательством, является местом жительства гражданина. В ГПК РФ понятие «место жительства» не раскрывается.

Статья 20 ГК РФ также не вносит ясности, указывая, что местом жительства является место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

Имея общее представление, мы понимаем, что здесь подразумевается квартира или дом, которые принадлежат ответчику на праве собственности (либо ином законном основании), и где он проводит большую часть времени.

Но как быть с временным жильем (например, на период сезонных работ) или постоянным проживанием в гостинице? Что если ответчик обладает несколькими объектами недвижимости и проживает в них попеременно? И вообще за какой срок необходимо считать «преимущественное» проживание?

Определение понятия «место жительства» содержится также в ст. 2 Закон РФ от 25.06.

1993 N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (далее – Закон № 5242-1), согласно которой местом жительства является жилой дом, квартира, комната, жилое помещение специализированного жилищного фонда либо иное жилое помещение, в которых:

а) гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации,

б) в которых он зарегистрирован по месту жительства.

Хорошо, то есть получается, первая часть указанного определения просто конкретизирует положения ст. 20 Гражданского кодекса, но вот вторая часть их уже дополняет, закрепляя в качестве обязательного признака места жительства – наличие регистрации по данному адресу.

При этом Закон № 5242-1 закрепляет также понятие «место пребывания», которым является гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, кемпинг, туристская база, медицинская организация или другое подобное учреждение, учреждение уголовно-исполнительной системы, исполняющее наказания в виде лишения свободы или принудительных работ, либо не являющееся местом жительства гражданина Российской Федерации жилое помещение, в которых он проживает временно.

Но опять же возникает логичный вопрос, а временно – это сколько? Ведь на практике очень часто встречается ситуация, когда гражданин имеет постоянную регистрацию (и соответственно штамп в паспорте) в одном регионе, но десятки лет проживает в съемной или собственной квартире в другом регионе за тысячи километров. На наш взгляд здесь явно не приходится говорить о «временном» проживании.

Решая эти вопросы, суды, в подавляющем большинстве случаев, приходят к выводу о том, что местом жительства гражданина должно являться место его постоянной регистрации (в народе (да и порой в судебной практике) часто именуемое «пропиской», которую отменили в России уже почти как 25 лет). В итоге иски, поданные не по месту регистрации ответчика, массово «разворачиваются» и передаются по подсудности.

Свою позицию суды мотивируют ссылкой на Закон № 5242-1, переписывая из Закона определение понятия «место жительства» (совершенно не смущаясь тем, что данное понятие, в соответствии со ст.

2, дано исключительно для целей применения данного Закона) и ссылаясь на требование Закона об обязательной регистрации всех граждан по новому месту жительства или месту пребывания.

Несоблюдение предусмотренного законом требования о регистрации влечет административную ответственность в соответствии со ст. 19.15.1 и 19.15.2 КоАП РФ.

Как указал Конституционный Суд РФ в Постановлении от 02.02.1998 г.

N 4-П “По делу о проверке конституционности пунктов 10, 12 и 21 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства от 17 июля 1995 г.

N 713″, посредством регистрации органы регистрационного учета удостоверяют акт свободного волеизъявления гражданина при выборе им места пребывания и жительства; регистрация отражает факт нахождения гражданина по месту пребывания и жительства.

Регистрацией гражданина Российской Федерации по месту жительства является постановка гражданина Российской Федерации на регистрационный учет по месту жительства, то есть фиксация в установленном порядке органом регистрационного учета сведений о месте жительства гражданина Российской Федерации и о его нахождении в данном месте жительства. При этом Конституционный суд РФ подчеркнул, что сам по себе факт регистрации или отсутствие таковой не порождают для гражданина каких-либо прав и обязанностей и согласно ч. 2 ст. 3 Закона N 5242-1 не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией РФ, федеральными законами и законодательными актами субъектов РФ.

Тем не менее, существующая судебная практика по вопросу определения территориальной подсудности сводится преимущественно к следующему: регистрация является официальным подтверждением адреса постоянного или преимущественного места жительства гражданина.

Если гражданин по данному адресу не проживает и не встает на регистрационный учет по месту своего фактического нахождения, то он несет риск ненадлежащего уведомления со стороны суда и иных последствий (См.

например, практику Мосгорсуда: Апелляционное определение Московского городского суда от 16 мая 2017 г. по делу N 33-17493/17; Апелляционное определение Московского городского суда по делу N 33-10862/2015; Апелляционное определение Московского городского суда от 4 июля 2017 г.

по делу N 33-25303; Апелляционное определение Московского городского суда от 5 апреля 2017 г. по делу N 33-10313/2017 и др).

Реальность же такова, что миллионы граждан нашей страны не проживают по месту своего регистрационного учета. Причины могут быть разными: учеба, работа, личные обстоятельства, климат и т.д. Но это факт, который едва ли подвергается сомнению.

И далеко не каждый гражданин задумывается о том, чтобы встать на регистрационный учет по новому месту своего жительства. Наличие административной ответственности мало кого смущает.

При наличии требования о «прописке» со стороны работодателя некоторые предприимчивые граждане готовы даже приобретать поддельные документы.

В итоге многие граждане слишком поздно узнают о том, что являются ответчиками по какому-либо делу, либо вовсе об этом не узнают. Суды же со своей стороны чувствуют себя спокойно, поскольку формальное требование о надлежащем уведомлении по месту регистрации ими исполнено, а осуществлять поиск реального места жительства ответчика в таком случае они не обязаны.

Таким образом, сложилась ситуация, когда норма об общей территориальной подсудности (ст. 28 ГПК РФ) работает недостаточно эффективно. Разобраться в ситуации можно только обратившись к телеологическому и логическому толкованию данной нормы.

Обязывая истца подавать иск по месту жительства ответчика, ГПК РФ, в первую очередь, гарантирует соблюдение процессуальных прав ответчика в сложившихся условиях, когда он не является инициатором судопроизводства, но в силу заявленных требований вынужден защищать свои интересы. Именно в этой связи иск должен подаваться по месту, где ответчик имеет реальную возможность беспрепятственно явиться в суд, ознакомиться с требованиями и представить свои возражения.

Отсюда можно сделать вывод, что требование об общей территориальной подсудности будет соблюдено полностью только тогда, когда иск подан по месту реального жительства ответчика, где он может защитить себя. Адрес постоянной регистрации гражданина таким местом является далеко не всегда. А значит, суду стоит учитывать все обстоятельства по данному вопросу.

Представляется логичным, что если ответчик не выходит на контакт, но суду известен адрес его постоянной регистрации, то осуществлять его поиск всё-таки неразумно. Однако если в дело представлены доказательства, указывающие на иной адрес, то суд должен принять их во внимание и учесть при проверке соблюдения территориальной подсудности.

Такими доказательствами могут служить: временная регистрация, справка из МФЦ, договор аренды/временного проживания, справка с места работы, оплаченные счета за коммунальные услуги и т.д. Важным (а исходя из положений ст. 20 ГК РФ единственным) критерием здесь должна являться продолжительность либо постоянство такого проживания.

Таким образом, варианты с временным пребыванием в гостинице на отдыхе или в гостях у родственников справедливо не учитываются.

Но если будет доказано, что ответчик фактически проживает и работает по адресу – отличному от адреса постоянной регистрации, то иск может быть и по нашему мнению должен быть подан по адресу местонахождения ответчика.

К сожалению, такой подход находит лишь незначительное отражение в судебной практике, например, в Апелляционном определении Санкт-Петербургского городского суда N33-12329/2015:

По общему правилу, местом жительства гражданина признается место его регистрации. Если Ответчик не проживает по месту регистрации, а постоянно или преимущественно проживает вне места регистрации по месту пребывания, иск подлежит предъявлению по месту фактического его пребывания.

Источник: https://zakon.ru/blog/2017/9/18/problemy_opredeleniya_territorialnoj_podsudnosti_v_grazhdanskom_processe

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.